Юдифь и Олоферн

Готовя материал для этой статьи, я обнаружила, что идея собрать на одной «площадке» все картины, посвященные Юдифи, приходила в голову не мне одной. Я даже думала отказаться от этой затеи, чтобы не дублировать уже существующие статьи, но в итоге решила, что мне тоже есть что сказать по этой теме.

Библейский сюжет о Юдифи и Олоферне привлекал художников, начиная с раннего Возрождения и заканчивая ХХ веком. Почему именно этот сюжет? Ведь он исключен из канонических книг Ветхого завета, причем по двум причинам. Во-первых, он считается исторически неподтвержденным, и, во-вторых, подвиг Юдифи неоднозначен. Может быть, именно неоднозначность поступка и возможность выразить к нему личное отношение привлекали художников на протяжении нескольких веков? Попробуем подумать над вопросом именно с этой точки зрения.

Поскольку эта статья публикуется в разделе, посвященном Италии, то в качестве примеров будут рассматриваться картины итальянских художников, хотя Юдифи посвятили свои полотна Рубенс, Кранах, Ван-дер-Неер, Густав Климт и это не полный список.

Рубенс

Итак, сюжет. Если коротко, то войско Навуходоносора осадило маленький город Ветилую, который мешал пройти к Иерусалиму. После 5 дней осады жители решили сдаться, но молодая вдова Юдифь устыдила отцов города и пообещала, что с божьей помощью проблему решит. Она пришла во вражеский лагерь к военачальнику Олоферну и сказала, что знает способ, как взять город. Но для этого нужно подождать – ей должно быть знамение от Бога, и как только она его увидит, то сообщит.

Олоферн, да и все ассирийцы были поражены красотой Юдифи. Ее приняли как дорогую гостью, всячески ублажали, а Олоферн и вовсе потерял голову от любви – пока в переносном смысле. На третий день Олоферн устроил для Юдифи пир, надеясь добиться расположения красавицы, но не рассчитал силы и напился. Вот такого, спящего и пьяного, и убила наша героиня, отрубив ему голову его же мечом. Наутро, увидев военачальника без головы, ассирийская армия бросились бежать.

Сарачени

Теперь чуть подробнее об исторической правдоподобности. Существование города Ветилуя не доказано. Хотя приблизительное его местоположение пытались вычислить, но оно не соответствует смыслу легенды – город преграждал подступы к Иерусалиму, а такого места просто нет.

По тексту «Книги Юдифи» армия Навуходоносора (кстати, вавилонского царя, а не ассирийского), осаждавшая Ветилую, состояла из «170 тысяч ратников, воинов пеших и 12 тысяч конных», не считая колесниц и обоза. Трудно поверить, что такое войско, лишившись главнокомандующего, немедленно бросилось бежать.

Ну и последняя историческая неточность: в книге говорится, что никакие враги больше не беспокоили «сынов Израиля во дни Иудифи и много дней после смерти ее», хотя на самом деле Навуходоносор Иерусалим захватил.

Чезари

А вот теперь самое сложное – моральная сторона этой истории. Я постараюсь не делать никаких выводов, а просто изложу мысли и эмоции, которые вызывает этот сюжет. С одной стороны, цель оправдывает средства – Юдифь шла спасать свой город и, как следствие, святыни Иерусалима. Безусловно, она рисковала своей жизнью. Ей могли не поверить, она могла допустить ошибки, ее могли застать на месте преступления – в общем, любая случайность или нестыковка с продуманным планом могли закончиться для нее плачевно. Ее поступок безусловно героический, особенно учитывая тот факт, что все остальные жители города были готовы сдаться.

Ее план сработал. Юдифи удалось не только уничтожить врага, но и спокойно уйти. Каким образом? Она договорилась с Олоферном, что будет каждую ночь уходить из шатра для молитв и омовения. Три ночи подряд она вместе со служанкой уходила и возвращалась обратно в лагерь, а на четвертую – ушла с головой Олоферна в покрывале. План был продуман, а побег подготовлен – великолепная военная хитрость, причем удавшаяся на все сто процентов (гораздо чаще подвиги заканчиваются гибелью героев).  Проникновение в стан врага, дезинформация и подрывная деятельность изнутри – вполне стандартные методы в рамках войны, а учитывая, что все это было придумано женщиной, ею можно только восхищаться.

С другой стороны, Юдифь убивает спящего беззащитного и безоружного человека, который ей доверял, ничем не обидел и «только любовался ею».  Толкователи этого сюжета говорят о том, что осуждать ее нельзя – убив человека, она взяла тяжкий грех на душу, и будет страдать от этого всю жизнь. Все верно, но это толкование с точки зрения Нового завета, а мы говорим о Старом – там ни слова нет о раскаянии и душевных муках Юдифи по поводу убийства. Более того, после того как ассирийская армия бежала, жители Ветилеи грабили брошенный военный лагерь 30 дней, а Юдифь «запрягла колесницы свои» и сложила на них «все серебряные сосуды и постели и чаши и всю утварь его» [Олоферна]. «Она приобрела великую славу и состарилась в доме мужа своего, прожив до 105 лет».

Повторю: я изложила две стороны вопроса и выводов делать не буду, а предлагаю посмотреть, какой видели Юдифь итальянские художники.

Юдифь многоликая

Джорджоне

Джорджоне. Художник занимает нейтральную позицию: у него нет отношения к героине – она всего лишь орудие божьего промысла. Юдифь абсолютно спокойна, ее ножка стоит на отрубленной голове, как если бы это был мягкий пуфик. Двумя пальчиками она держит огромный меч, а ее лицо – ангельски кроткое. Это не она убила Олоферна, а Бог ее рукой покарал врага, и она, похоже, не очень понимает, что произошло и никаких эмоций по поводу случившегося не испытывает.

Караваджо

Караваджо. Его Юдифь страдает – изломанная бровь, вертикальная складочка на лбу, попытка отстраниться подальше от жертвы; возможно, она его даже жалеет. Ей не нравится это делать, но так надо. Позиция Караваджо – долг, который выше человеческих чувств.

Тинторетто

Тинторетто. Его Юдифь – воительница. Выражение лица разобрать сложно, но посмотрите на позу – устойчивая, надежно упирающаяся коленом в край кровати. Рука тянется к приготовленному заранее покрывалу – она туда даже не смотрит. А ее кисти и плечи гораздо мощнее и крупнее, чем у обезглавленного полководца. Она уверена в своей правоте — на войне, как на войне.

Кристофано Аллори

Кристофано Аллори. Ооо! А вот эта женщина – фанатичка. Ее глаза вот-вот вспыхнут торжествующим огнем, а на губах появится победная улыбка. Она очень хороша собой, но готовое прорваться наружу удовлетворение (или безумие?) ее уродует.

Джулия Лама

Джулия Лама — венецианская художница, 18-й век. Не верю! (с) Художница хотела показать момент, когда Юдифь просит Господа дать ей силу, но ее театральный жест надуман, а Олоферн явно лежит в позе натурщика.

Джентилески

Артемизия Джентилески — еще одна дама-художница ( 17-й век), но почувствуйте разницу! Ее Юдифь работает ножом так, как будто всю жизнь только этим и занималась. Искусствоведы говорят, что в образе Юдифи художница изобразила себя, а убиваемый Олоферн – изнасиловавший ее мужчина. Для Джентилески этот сюжет – возмездие.

Феде Галициа

Феде Галициа – и опять дама (16-й век). Вот эта Юдифь явно собой довольна. Сейчас она отнесет голову и вернется собирать «все серебряные сосуды и постели и чаши и всю утварь», а ее затуманенный взор уже видит, как идет она «впереди всего народа в хоре».

Тициан

Тициан. Еще одна Юдифь, не очень понимающая, как она все это сделала. Лицо спокойно, но она старательно отводит глаза от мертвой головы Олоферна и… вот-вот заплачет.

Микеланджело

Микеланджело. Он решил воздержаться от выводов и просто повернул Юдифь к нам спиной.

Донателло

Ну и последняя Юдифь – скульптура Донателло во Флоренции. На мой взгляд – лучшая. С опущенной головой, траурно величественная, эта женщина исполнила тяжкий и невыносимо трудный долг. Именно эта Юдифь будет раскаиваться в своем поступке, не находя оправданий, и до конца жизни замаливать смертный грех. И она единственная из всех, кто не поднял меч на лежащего.

Все, что взято в кавычки – цитаты из «Книги Иудифи». Ветхий завет, Библия, издано Российским библейским обществом по благословлению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, Москва, 1999 год.

 

категории: Италия | метки: ,
  • Сергей Бочкарев (2.04.2012  22:10) Ответить

    Очень интересная статья и оформление прекрасное.

  • геннадий (12.12.2013  16:17) Ответить

    статья потрясает великолепным знанием исследуемой темы,а так же тонким чутьем человеческой натуры.мужество,красота,хитрость,коварство,бесстрашие,ум,патриотизм юдифи просто поражает и завораживает воображение.статье просто не будет цены (я ни сколько не преувеличиваю),если автор найдет время проанализировать юдифь малоизвестного итальянского живописца orazio riminaldi.этот талантливый мастер начала 17 века прожил недолгую жизнь но оставил после себя несколько шедевров.вам,наверняка, доставит удовольствие еще раз встретиться с гениальным художником.мое восхищение. хафизов геннадий.12.12.13. p.S.с новым годом.

Оставьте свой комментарий